03:18 

blessed.
по ту сторону - ты, по эту сторону - я
Страшная трагедия у нас в Риге произошла.. так хочется много сказать, все это кипит внутри, но не нахожу подходящих слов.

Журналист Регина Лочмеле:

"Только что была там, у нашей "Максимы". Множество людей, которые всё подъезжают и подъезжают. Они зажигают свечи и выкладывают за желтый полицейский забор цветы. Молодые мальчики и девочки - и латыши, и русские - разносят всем, да, всем, чай, печенье, конфеты, угощают кусочками шоколада. Стоят стулья, но на них почти никто не сидит. Полицейские говорят - у них есть абсолютно всё, ничего не надо. Говорят, еще надо поднять несколько огромных плит, которые лежат посреди бывшего торгового зала. Под ними, под этими плитами, живых найти они на надеются. Главная цель спасателей, их надежда - добраться в дальний левый угол "Максимы" - туда, где были туалеты и стояли огромные железные ящики банкоматов. Там бетонные перекрытия упали "домиком", а значит - там может быть кто-то живой. На ступеньках игрового зала "Феникс", за плотно закрытыми дверьми которого стоит измученный охранник, на раскладном стульчике сидит девочка-подросток. Линда. Пятнадцать минут назад ей позвонила мама, из морга, и сказала, что она нашла её тётю. У неё нет головы, но она опознала её по татуировке. Девочка плачет навзрыд, и твердит, что это она во всём виновата. Виновата в том, что не пошла в магазин вместе с тётей, а ведь она её звала, и вот тётя погибла, а она - жива. И что она надеялась, что всё будет хорошо, потому что вчера они с папой тоже ездили в морг, и там тоже была мёртвая женщина, без лица - только волосы на кусочках кожи, но это была не тётя, они это точно определили. А сегодня маме позвонили с тётиного мобильного - полицейский, и снова сказали приезжать. И мама поехала, и узнала. Нет, она не знает, зачем Бог оставил в живых именно её, а не тётю; и ничего не знает про сорок дней; и почему сейчас надо плакать, а потом - отпустить человека уйти на небо. Она размазывает тушь по бледным щекам маленьким детским кулачком. Записывает телефон, по которому надо позвонить, чтобы решить вопрос с похоронами. Прощается со мной слабым рукопожатием. Обещает позвонить. А рядом, на тех же ступеньках, с совершенно спокойным, отрешенным лицом стоит светловолосая девочка с еле заметной царапиной на носу. Она просто ждет. Её маму накрыло плитой у неё на глазах, у холодильника с мороженым, а на неё упала какая-то большая плоская штука, и её из-под неё быстро вытащили. А мама - осталась там. Знаешь, говорит её сестра, оттуда, где мама, вытаскивают кого-то, но они долго не живут. На вопрос, где их папа, они показывают куда-то вниз, в толпу, и я боюсь туда смотреть, чтобы не встретиться с ним глазами. Мы снова жмем друг другу руки; они, так же, как и Линда, обещают мне позвонить, если будет нужна хоть малейшая помощь. Мы уходим домой. В начале нашей улицы тормозит микроавтобус. Из него, переговариваясь, выходят несколько молодых латышей. У них в руках пакеты с одеялами и продукты. Они идут, потому что тоже хотят помочь. Наступили дни, когда самое важное в этой жизни становится простым и явным."

URL
   

mind eraser

главная